• Полный список стихов
  • Оценки членов РГ
  • Итоги 1 тура
  • Призы читательских симпатий
  • Жюри конкурса
  • Оценки членов жюри
  • Отзывы членов жюри
  • Дипломанты конкурса
  • Победители конкурса


  • Условия приема работ
  • Критерии жанрового деления
  • Регламент проведения
  • Итоги 3 конкурса
  • Japan Foundation
  • Альманах ХАЙКУМЕНА
  • Японская Осень - 2010
  • Как писать русские хайку

  • Альманах Международного конкурса хайку
  • Авторы Альманаха
  • Хайку по русски

  • Евгений Штейнер

    ТРАДИЦИОННЫЕ ХАЙКУ
    
    вновь безработный
    снег идёт да идёт
    
       Я бы не настаивал на особой близости к отмеченным в комментариях РГ хайку японских авторов. «Идет да идет» – то, что можно сказать о снеге во многих контекстах. Мне понравилась грамматическая неясность слова «безработный» (кто – «Я»? «снег»?). Повторяемость состояния жизни («вновь безработный») сопрягается с повторяемостью природного процесса. Суггестивность ощущения длительности, возвращаемости, холодности, тишины и одиночества. Текст может быть материалом для хайга – неясная удаляющаяся фигура, полузанесенная снегом, в перспективе пустой улицы или парка. Созвучно категории хиэкарэта – сухое-замерзшее или хиэясэта – холодно-замерзшее.
    Одуванчики...
    На дачной клумбе отца
    Первые цветы
       Трогательно. (Оная категория содержится уже в самом слове «одуванчики»). Хорошее противопоставление дикорастущего, в сущности, сорняка и клумбы для садовых цветов. Хороша нечеткость времени: то ли это просто ранняя весна – и дикие одуванчики влезли раньше культивируемых неженок, а, может, клумба отца оказалась заброшена, потому как с ним что-то случилось, и садовые цветы больше сажать некому – но вот, одуванчики оживили пустое место...    В трех последующих есть добротный привкус ваби-саби – где больше ваби, а где саби ;-)
    сельпо на замке
    дождь стучит
    в перевернутое ведро
    
    рассвет…
    шевелится в снегу
    перекати-поле
    
    на всю деревню
    три огонька в ночи
    и луна...
    СОВРЕМЕННЫЕ ХАЙКУ
    
    отец срезает гроздья
    аромат ягод
    ещё невинный
    
       Терпкое воспоминание детства. Отец, виноград, невинность... Далее смерть, претворение в вино, песни опыта... Сибуй.
    Эхо в горах
    Ты не один
    Один
       Один, один... Все-таки один. Собственный голос в пустынных горах пугает больше, чем тишина. Фуюгомори.
    ночная гроза
    выпал из тьмы и исчез
    окружающий мир
       Мгновенная миниатюра с послечувствием – на сетчатке и в эмоциональном всплеске.
    пришла вот к тебе,
    под старые тополя
    и земля – пухом
       В тройственном пухе смешались и эрос, и мимолетность, и танатос...
    какая луна!
    давай
    подойдем поближе
       Скорее напоминает историю про бонзу и маленького послушника, где послушник хотел шестом достать луну, а ученый бонза кричал ему: «Дурак, залезь на крышу, повыше будешь». А вообще, трогательная сценка.
    СЭНРЮ
    
    В лесу – листопад
    Столько деревьев кривых
    Оказалось...
    
       Многие стихи вполне остроумно обыгрывают омонимы – на чем поэтика сэнрю во многом и зиждется, но выбранный текст еще интереснее. В нем графически зримо и визуально выразительно нарисована картина внезапно открывшейся взору оголенности. При этом она прямо не названа. И от оголившихся деревьев – перенос к человеческой раздетости, да еще не столько эротической, сколь шутливо-поддевающей. Вполне в духе классических сэнрю.
    ФРИСТАЙЛ
    Ясное зимнее утро
    Избы спускаются с небес
    На верёвках дыма
    
       Интересная инверсия. Хорошая графичность сцены.

    * Жирным отмечены стихи-призеры